ГалереяАртклубОльга ШахматоваБлог ➝ Баллада о дохлой кошке

Ольга Шахматова

(Новосибирск)
Регистрация:
05/04/2018

Баллада о дохлой кошке


- Шура! Посмотри, у тебя ворота въездные открыты.

  Шура, войдя на территорию своей дачи с задней калитки, торопливо пошла к воротам, по пути приглядывая, не напакостил ли кто на участке. Следов никаких не было. Дом закрыт, баня тоже, в беседке порядок, на огороде все на месте. Обходя домик, она увидела открытую кладовку, заглянула, осмотрела. Весь инструмент на месте.

  - Наверное ветер бушевал и ворота открыл – ответила она соседке.

  Ребятишки, ее дети, разбрелись по ее участку. Даня кушал с куста поспевшую жимолость. Иришка занялась в песочнике лепкой куличиков. Старшая дочь, Аля, осматривала клумбы с цветами.

  - Мама, такие дожди прошли, всю землю прибило, трава так и лезет, все заново нужно полоть и рыхлить.

  Шура, закрыв ворота, остановилась возле молодой яблони. В прошлом году она дала всего два яблочка. Нынче бурно цвела и теперь хозяйка рассматривала, не завязались ли плоды.

  - Ребятишки, бегите сюда! Смотрите, сколько яблочек на яблоньке. Вот уж компоту наварим, зимой будем попивать, да лето вспоминать.

  Порадовались. Полюбовались. Посидели, попили чай-кофе и принялись за работу. Шура пошла в теплицу. Помидоры опять выпустили пасынки, а верхние ветви начали клониться к земле. Нужно подвязать их к верхней перекладине, а пасынки обобрать. Огурцы начали распускать плети. Шура действовала с огурцами методом, которым поделилась с ней подруга. Первую плеть обрезаешь после первого цветка, вторую после второго и так далее. Огурцов всегда много будет.

  В теплице земля суховата, надо бы полить. Шура взяла шланг и аккуратно, чтобы не сбить цветов, начала поливать под каждый кустик. Сначала помидоры, в торце – огурцы и возвращаясь к входу – перцы. У последнего куста перца, у самого порога, Шура остановилась. Это кто же нагреб под него столько земли, так нельзя, погибнет растение. Шура отключила воду, хотела отбросить землю и вдруг заметила, что через землю торчит чья-то шерсть. «Вот беда! Неужто собаки зайца задрали» - подумала хозяйка. А повадился к ним на участок заяц-огородник захаживать. Всю капусту поел. Поставила тогда Шура колья в грядки, да навесила на них мешков. Ветер будет трепать мешки, зайца отпугивать.

  Теперь же, рассматривая бугорок перед перцем, Шура рассуждала: «Если это собака, то уж больно аккуратно закопала она свою добычу. Да и вряд ли собака вообще свою добычу закапывать будет. Она просто растерзает ее. Здесь что-то не так. А вот и помет кошачий у самого порога. Явно, что-то недоброе здесь происходило».

  Шура выглянула из теплицы, посмотрела, нет ли поблизости детей, прошла к калитке, открыла ее, взяла лопату и вернулась в парник. Под бугорком действительно оказалась кошка розовато-белой окраски с серыми пятнами, лежащая на боку с вытянутыми лапками. Шура подцепила ее на лопату. «Тяжелая какая, видать упитанная была, может быть даже домашняя» - оценила женщина. Быстро пройдя через огород с кошкой на лопате, хозяйка вышла через калитку и положила животное в высокую траву за обочину. «Нужно бы закопать, так дети увидят, расстроятся».

  Когда Шура избавилась от трупа животного, к горлу ее подступила дурнота. Это ведь против меня недоброе затеяно. И пришло ведь кому-то в голову убить ни в чем не повинное животное.

  - Галина Тимофеевна – позвала она соседку – скажите, а ночью никакая машина здесь не останавливалась?

  - Останавливаться – не останавливалась, а проезжало много.

  - Может разговор какой на участке слышали?

  - Да нет, тихо вроде было.

  - А может слышали как кошка кричала?

  - Слышала! Я еще подумала, надо покормить ее. Стала вспоминать, что у меня из еды осталось (ножка куриная, колбаски кусочек), да темно уже было, утром думаю, покормлю, а тут и вы подошли. А уж как истошно кричала, как жалобно.

  - Убили кошку эту, да в парнике у меня закопали.

  Галина Тимофеевна аж в лице переменилась.

  - Не к добру это! Неужели у тебя враги появились?

  - Видать появились. Есть у меня на работе дама странная, кроме нее некому.

 

***

  Прошло три дня. Кошка лежала в траве. Шура пришла собрать жимолость, которая росла рядом с забором, за которым была кошка. Работа долгая монотонная. Чтобы не скучать, Шура включила музыку на телефоне и принялась за ягоду.

  Какие-то ученые определили, что музыка сильно воздействует на мозг. Если слушать красивую, классическую музыку в мозгу происходит развитие благоприятных процессов. В человеке развиваются способности к благородным деяниям, развивается творческое начало. Если слушать музыку, типа рок, хаус и т.п., то в человеке пробуждается дурное. Ну а пустая попсовая музыка не дает ничего, только пустоту.

  Шура любила классику: русскую, японскую, шотландскую, индийскую. Музыка помогала. В печали – утешала, в радости – веселила, в раздумьях приводила в порядок поток мыслей.

  - Красивая музыка – сказала кошка – я такой не слышала.

Почему-то ничуть не удивившись, Шура ответила:

  - Какую же ты слушала?

  - Разную. Детские песенки, эстрадную. Когда дома был старший ребенок, звучал тяжелый рок. Но такой музыки никогда не было.

  - Это японская классика. Скрипка в сопровождении флейты.

  - Душевно. А о чем эта музыка?

  - О чем, не знаю. Знаю, что в давние времена на этих инструментах обучали играть гейш.

  - А кто такие гейши?

  - Женщины искусства. Гейша должна быть хорошо образована, владеть искусством чайной церемонии, хорошо разбираться в политике, знать историю своей страны, уметь вести беседу. Она красиво танцует, играет на музыкальном инструменте. Гейша изыскано одета в национальную одежду, элегантна, в совершенстве владеет этикетом и, конечно же, отлично владеет искусством любви. Многие знатные мужчины платят большие деньги, за то, чтобы на чайной церемонии присутствовала гейша, и еще большие деньги за то, чтобы побыть с ней наедине.

  - А сейчас что звучит?

  - Бусидо. Путь воина.

  - Это тоже японская музыка? Расскажи о ней.

  - Японский воин – самурай воспитывается с раннего детства. Он в совершенстве владеет оружием и искусством боя. Он взращён на патриотизме. Любовь к родине, преданность господину – это главное в его жизни. Трусость и предательство – самый большой грех и позор в жизни самурая. Такой воин накладывает на себя харакири.

  - Что это?

  - Ритуальное самоубийство. Воин вспарывает себе живот и медленно умирает, смывая позор с себя и всего своего рода собственной кровью. Умереть же в бою, защищая свою родину, своего господина – наивысшая честь. Самурай всегда готов к смерти. Может быть поэтому, он очень чуток к жизни. Цветение сакуры, шум реки, подающий с дерева лист, снежинка на ладони – все это незабываемые моменты и большая радость для сильного воина. Поцелуй любимой женщины, прикосновение к израненному телу ее шелковистых рук – блаженство. Никто не может ценить каждое мгновение жизни более, чем человек готовый к смерти. Ты теперь все это слышишь в этой песне.

  - Я хочу жить… Я не готова к смерти…

  - В какой-то религии, ни-то в буддизме, ни-то у индусов, жизнь наступает после смерти. Происходит перерождение. И бывает такое чудо, когда человек, скажем омерзительный при жизни, перерождается в свинью и наоборот, доброе животное перерождается в человека. У Высоцкого даже песня такая есть. Главное верить в чудо!

  - Хочешь, я расскажу тебе о своей жизни?

  - Расскажи.

  - Я попала в семью маленьким котенком. Свою мать я не помню. Меня очень любила хозяйка. Она ласкала меня, кормила всякими деликатесами. В семье был мальчик. Он играл со мной, а я старалась веселить его. Потом, когда я стала взрослой, в семье появилась девочка. Она была такая крохотная. Я любила ее как своего детеныша. Мурлыча и согревая ее своим теплом, я спала у нее в ногах. Когда она начинала плакать, я бежала за хозяйкой. Потом девочка подросла, стала, как и ее брат, играть со мной. Мне пришлось вспомнить свое детство и веселить ее так же как и брата.

  Однажды, старший ребенок привязал к моему хвосту что-то гремящее и шуршащее. Я в панике крутилась, пытаясь поймать это что-то. Когда сердце мое готово было разорваться от страха, пришел хозяин и спас меня, а сына крепко наказал. С тех пор я полюбила хозяина. Перед его приходом домой, я согревала своим теплом его тапки. Можно сказать, я бы стала его самураем.

  - Ты была хорошей кошкой! Возможно, переродишься в человека.

  - Ты говоришь, перерождение у индусов или буддистов. Включи мне что-нибудь из их музыки.

  - Пожалуйста! Ты любишь Луну?

  - Я всегда смотрю на нее по ночам. Она притягивает.

  - Вот, слушай мантру Луне.

  - Какой чистый голос! А музыка! Я чувствую Луну, ее дыхание, ее движение.

  - Как ты здесь оказалась?

  - Хозяйка пришла с работы. От нее пахло злом. Она плакала, долго о чем-то разговаривала с мужем на кухне. На следующий день, вернее поздний вечер, она посадила меня в сумку, и хозяин повез нас на машине. Тоска навалилась на меня, сердце замирало, дыхание перехватило. Я чувствовала недоброе, но не могла даже шевельнуться. Тяжелая рука хозяйки лежала на мне и ничего хорошего не предвещала. Хозяин остался в машине, а она принесла меня сюда, достала из сумки и стала душить. Я не смогла даже поцарапать ее, боясь причинить ей боль. Она все душила и душила. Я кричала, звала на помощь. Когда я почувствовала адскую боль от переломленного позвоночника, голос мой оборвался, остался лишь хрип. Хозяйка положила меня на землю, и я последний раз взглянула в ее глаза. В них было бешенство. Зло все лицо искривило в ужасную гримасу, и милая родинка над верхней ее губой вдруг взбухла, ощерилась клыком. Я испустила последний вздох, а хозяйка захохотала диким, безумным, беззвучным смехом. Все. Утром пришла ты и вытащила меня из земли. Там душно! Глухо! Темно! И очень одиноко!

- Теперь тебе лучше?

- Да.

- Хозяйка говорила, что мстит тебе. Скажи, что ты ей сделала?

- Обличила в преступной алчности.

- А она?

- Она избила меня, хотела придушить так же, как и тебя.

- А ты?

- Теперь ей грозит тюрьма.

- А меня зачем ей убивать?!

- Странные люди – странные мысли – странные дела!... Послушай лучше мантру на вселенское спокойствие и прости ее.

Так Шура, незаметно за разговором, собрала жимолость.

- Ну что, мне пора домой.

- Я буду человеком! Я буду прекрасной девушкой, способной любить!

- Желаю удачи!

 

***

- Люба! Может заберем кошку домой! Дети скучают. Да и какой из домашней кошки мышелов? – как-то вечером сказал муж.

- Шура сказала отдаст ее после того, как она переведет всех мышей.

- Не нравится мне все это! Почему именно в полночь надо было увозить животное? И вообще… Шура, кажется, недавно была твоим лютым врагом, а ты ей такую услугу преподнесла.

- Можешь считать это началом перемирия. А если она нам не отдаст животное, то мы за это на нее в суд подадим!

- Как не вернет?

- Вот так! Может она сбежит от Шуры.

- Люба, мой тебе совет: прекрати играть в дурные игры, успокойся и живи нормально, как все люди! И давай заберем кошку.

Люба разрыдалась.

- Оставь меня в покое! У меня и так сейчас тяжелые времена! Не трогай меня! Я сама буду решать, как мне жить!

 

***

На девятую ночь, напевая мантру Луне, из кошки поднялась, воспарилась девушка. Русые волнистые волосы спадали на плечи и при лунном свете отливали розовым блеском. Голубые глаза сияли глубиной небесных светил. Движения ее были по-кошачьи мягки и грациозны. Тело – словно эталон женской красоты, заставило бы ахнуть любого обывателя.

Девушка-кошка оглядела себя в зеркальной глади лужи, осталась довольна собой. Она легко оторвалась от земли и полетела в дом, где жила ее семья. Посмотрев на спящих детей, она погладила волосы девочке и погрозила пальчиком мальчику. Затем она прошла в спальню супругов и, привычно свернувшись калачиком, еще бестелесная, легла у них в ногах.

Запах хозяина пробудил в ней что-то такое, волнующее, до сих пор не знакомое, но очень мощное. Тогда она по-кошачьи принялась вылизывать его.

Хозяину в тот же миг явился сон, в котором русоволосая девушка с голубыми глазами предавалась с ним любовным ласкам. И такие мощные чувства испытал он, каких до сего дня не испытывал. И застонало тело в блаженстве, и застонал во сне муж.

Жена, перевернувшись на спину, ткнула локтем в бок супруга. Он, не желая расставаться с видением, еле открыл глаза, спохватился, простынь мокрая в причинном месте. Побежал в душ. Мылся остервенело, отрезвляя свое сознание, но образ девушки окончательно врезался в его сердце.

Выйдя из душа, хотел сразу уехать на работу в полк. Посмотрел на часы – 2 часа. Совсем рано. Прошел в спальню, лег. Рядом мирно спала жена. Рот чуть приоткрыт, похрапывает. Он посмотрел на нее, некогда любимую. Одеяло колыхалось от дыхания на расплывшемся животе, пышные груди скатились по сторонам к подмышкам, но главное, милая родинка над верхней губой, теперь торчала огромной безобразной бородавкой. Он хотел воскресить в памяти как они любили друг друга, ласкали, но приступ дурноты снова поднял его из постели и погнал в туалет.

- Черт! Что это такое?! Что за сумасшествие? – ругался он сам на себя.

В постель больше не пошел. Сидел на кухне, варил крепкий кофе и пил его. Перед глазами, как заевшая пластинка, крутился и крутился недавний сон.

Посидев еще с полчаса, написал записку: «Вызвали на сборы, уезжаю в полк, буду недели через две». Еще раз посмотрел время на телефоне – 4 утра. Повертел телефон в руках, положил его рядом с запиской и вышел из дома. Долго еще сидел в машине, обдумывая происходящее.

- Не может быть! Бред какой-то!

Выжал сцепление и уехал в рассвете в свою часть, что располагалась в лесной глуши. «Побуду там, приведу мозги в порядок, тогда и вернусь» - думал он.

Работа, работа и еще раз работа. Он был старшим механиком в автопарке. Не давая покоя себе и своим солдатам, он перебрал все машины. Приходил в гараж в 6 утра, а уходил в 10 вечера. Шел к дальнему КПП, что находился в самом лесу и сидел там в беседке до темна. Сначала сидел и просто смотрел в никуда, потом стал замечать мир вокруг. Разглядел многовековые сосны с мощными лапами-ветками, с теплой, красноватой корой, услышал аромат смолы. Затем заметил закат, что играет на небе разными красками. Потом пришел к выводу, что двух одинаковых закатов не бывает.

Сидеть наскучило. Тогда он сделал меж сосен турник и после долгого рабочего дня изводил себя разными упражнениями.

В один из таких вечеров на КПП вошли две девушки в форме. Дежурные выпускали их в лес собрать клубники. В пластиковых бутылках с обрезанным горлышком, они несли ароматные ягоды. Одна из них, что побойчее, крикнула:

- Товарищ старший лейтенант, надорветесь ведь! Больше часа упражняетесь! Идите, мы вас ягодкой угостим!

Он обернулся, ухмыльнулся над самим собой, подошел, подставил руки лодочкой. Когда теплая, согретая солнцем, ягода упала на мозолистые ладони, он вздрогнул, почувствовал на себе пристальный взгляд. Поднял голову и ахнул. Перед ним стояла девушка – та, что из его сна. Те же волосы, те же глаза и руки те же. Оторопело смотрели они друг на друга, а та, что побойчее, все пихала и пихала свою напарницу в бок. Он рассыпал ягоду, стал тереть глаза – не сон ли. А она как окаменевшая все смотрела и смотрела на него. Он понял – не сон!

- Ты откуда взялась здесь?

- Неделю назад прикомандировали к вам.

- А звать тебя как?

- Рушана.

- Рушана значит… А мы до этого с тобой нигде не встречались?

И краска залила его лицо, вспоминая подробности рокового сна. Она тоже зарумянилась, ответила:

- По логике вещей не могли, но мне кажется, я очень хорошо знаю вас.

Тогда он обратился к другой:

- Вы, барышня, шли бы в часть, а то ягоду помнете. А подругу вашу я задержу ненадолго.

Оставшись наедине, долго бродили по лесу молча. Молчали от того, что чувства перехлынули через край, сдавили горло. Не веря в реальность происходящего, останавливались, смотрели в глаза, не смея коснуться друг друга, боясь выпустить наружу ту страсть, что огнем полыхала в груди, опаляя все тело. Перед рассветом поцеловались, убедились, что не ошиблись друг в друге.

 

***

Домой он больше не приехал.



Опубликовано: 01/11/2018 - 05:43

КОММЕНТАРИИ: 0  


Обсуждение доступно только зарегистрированным участникам.