Ольга Шахматова

(Новосибирск)
Регистрация:
05/04/2018

Стихия


Кажется это была «Полундра». Песчаный мыс уходил далеко в море. От большой земли его отрезала небольшая, метра в 3 протока, которую переходили в брод, желающие уединенного, дикого отдыха туристы. Песчаная коса со стороны моря круто возвышалась над водой метра на три, со стороны земли полого уходила в вводу. Здесь вода была тиха и прозрачна. Солнечные блики нежились на мелководье. В ясный день до большой земли казалось 2 шага. В пасмурный - ее не было видно вовсе. Кругом застилал все туман и было ощущение необитаемого острова. На самом деле большая земля находилась в четырех километрах от этой песчаной косы, которая и была косой лишь в жаркий сезон, в остальное время года – это был одиноко стоящий небольшой островок покрытый тальником. В сезон больших штормов и он уходил под воду. То, что не уходило под воду в жару возвышалось над всей косой на 10 метров. Для отдыхающих это был храм для медитаций, уединений, любви. И никто и никогда не додумался там нагадить. Все оснащение базы – это палатки, баня и столовая из баннеров, два деревянных туалета эм и жо и никаких капитальных строений. Все это легко транспортировалось в конце сезона на большую землю, а в начале сезона собиралось в строения за несколько часов.

Чем мы там занимались? Смотрели на море. Купались, загорали и опять смотрели на море. Любили друг друга и детей и опять смотрели на море. Кто-то читал, кто-то собирал ракушки, кто-то пел и играл на гитаре, кто-то рисовал, глядя на море. Оно было прекрасно. В каждый миг оно было разным. Еще у нас был театр рассветов и закатов и некоторые зрители не покидали его в течение суток. Когда начинался дождь, все собирались под большим навесом – столовой и опять глядели на море.

Время не имело значения. Никто не задумывался о том, сколько он пробыл на острове. Когда человек понимал что нужно уезжать, он просто собирал рюкзак и тихо уходил, не оглядываясь и не прощаясь.

Дождь начался ночью. Сначала липкая морось окутала всё и вся. В палатках было душно и влажно. Под навесами на улице и того хуже. Все вещи намокли. Казалось, ты дышишь водой. Утром чай готовили на газе, так как не оказалось сухих дров. Все сидели в столовой и глазели на тяжелеющее небо. Сине-серые тучи арестовали солнечный свет, не давая ему проникнуть на землю. Море возмущенно вспенивало волны, показывая, что оно не продолжение неба. Большая земля укрылась в тумане.

Остров.

К обеду начался ливень. Это был сплошной поток воды. Навесы не спасали. Промокшие до нитки люди сгрудились в одном месте. Все смотрели на разверзшееся небо и стремительно разбухающее море. Никто и не подумал о том, что пришла пора сезона дождей. Начинался шторм. Шквалы ветра растрепали все строения. Волны с каждым валом захватывали все большую часть косы. Когда на откате огромной волны вода не ушла с косы, люди словно очнулись от сна. Я стояла и смотрела на уходящую под воду землю. Ноги были в воде лишь по щиколотку, но ужас был по горло. Всех охватила паника. Со второй волной пожирающей остров, начались стихийные сборы всюду плавающих вещей. Потом словно опомнившись, все бросились к узкому перешейку, соединяющему остров с Большой землей. Первые храбрецы ступили на ушедший под воду песок, но он перестал быть земной твердью. Он моментально расплывался под ногами, захватывая и утаскивая человека под воду.

Хаос! Начался самый настоящий хаос! Кто-то в панике метался у всех под ногами, прилипая с идиотским вопросом: «что делать?», кто-то в ступоре смотрел как вода все глубже и глубже уносит родную, любимую косу, кто-то кинулся вплавь, в сторону Большой земли, и теперь лишь маленькие черные точки виднелись на все возрастающих водяных валах. К нам прибило обломок крыши. Не сговариваясь, мы вскарабкались на него, схватили плавающие обломки досок и попытались ими грести. Перед глазами встал наш сплав по Чулышману. Вспомнились указания инструктора по управлению рафтом. Но это был не рафт. Волна, гораздо больше человеческого роста, игриво подхватила нас и подняла над косой. Импровизированные весла вонзались в пустоту. Она лихо повернула нас в другую сторону и угрожающе швырнула обратно к косе, разбив в дребезги наш «плот». Я смотрела в бурлящую воду и поняла, что не умею плавать. Точнее я могу продержаться на воде в течение 5-10 минут, но не более того. И тут все вспомнили про храм.

Идти по косе уже не представлялось возможным, вода уже стояла по пояс. Сильное течение сбивало с ног, и ты опасался наступить в бурлящую бездну. Бесконечно накатывающие волны отрывали тебя от земли, сносили в море и снова кидали на косу с пенным потоком брызг. Никто сейчас не может точно сказать, как он оказался на возвышенности, которая была в не досягаемости волн. Одуревшие, ошалевшие люди карабкались наверх, подгоняемые облизывающими волнами. И время остановилось! В общей мольбе, спасенные, смотрели на буйную воду и черное небо. Им оставалось только ждать, когда утихнет шторм и надеяться, что этот осколок суши, этот храм, не уйдет под воду.

Когда я заглянула ему в глаза, то увидела там покой и уверенность. Значит так и будет. Его глаза не умеют врать. Я села рядом, и стала смотреть в его направлении. И вдруг вдалеке показался луч. Маленький просвет среди черноты. Очень долго он приближался и расширялся. Но все уже знали: буря пройдет!



Опубликовано: 01/11/2018 - 05:46

КОММЕНТАРИИ: 0  


Обсуждение доступно только зарегистрированным участникам.